zur Hauptnavigation zum Servicemenü direkt zum Inhalt

Вы находитесь здесь: Главная страница » Места заключения » Виды лагерей » Принудительно-трудовые лагеря / лагеря для гражданских рабочих Haftstättenverzeichnis der Stiftung EVZ

Logo der Stiftung Erinnerung, Verantwortung und Zukunft

Места заключения

Принудительно-трудовые лагеря / лагеря для гражданских рабочих

full view of the image

Прощание украинских девушек с родными перед отправкой в Германию, май 1942 г.

Source: Federal Archives, Bild 183-B119867; Photograph: Knödler

New window: full view of the image

В период с 1939 по 1945 гг. на нацистское государство помимо военнопленных и заключённых концентрационных и других лагерей и тюрем принудительно работали около 8,5 миллиона иностранных гражданских рабочих. До осени 1941 г. так называемые гражданские рабочие использовались, в первую очередь, в сельском хозяйстве, затем во всё больших масштабах в оборонной промышленности и других важных в военное время отраслях, в конце концов, их труд использовался повсеместно – в домашних хозяйствах, на средних предприятиях и крупных заводах. Наибольшее количество гражданских рабочих прибыло из Советского Союза, за ними следовали поляки и французы. Более половины подневольных работников из Польши и Советского Союза были женщинами; многие из угнанных в Германию не достигли совершеннолетия. В соответствии с расовой идеологией нацистов, условия жизни и труда иностранных гражданских рабочих зависели от их места в расистской иерархии: они могли жить как в простых бараках, которые, в первую очередь, предназначались для западноевропейских рабочих, так и в окружённых колючей проволокой лагерях для польских и советских подневольных работников.

Необходимость в создании лагерей для подневольного труда была связана с нехваткой рабочей силы в оборонной промышленности и других отраслях, имевших большое значение во время войны. Так как работоспособные мужчины были призваны в армию, а трудовая повинность для незамужних женщин не дала значимых результатов, необходимо было использовать иностранную рабочую силу, хотя это и противоречило нацистской идеологии, согласно которой наём «чужаков» на работу на территории рейха представлял опасность для «расовой чистоты» немецкого народа. В связи с нехваткой рабочей силы, в Германском рейхе вербовка иностранных рабочих началась ещё до начала Второй мировой войны. После начала войны Германия стала активнее вербовать иностранцев с оккупированных территорий на работу в рейхе, сначала в Польше, затем в оккупированных странах Западной Европы, а также в странах-союзницах Германского рейха. Если изначально наём иностранной рабочей силы осуществлялся на добровольных началах, то затем – сначала в Польше, а затем и в Советском Союзе – немцы очень быстро стали применять принуждение и насилие. Причина заключалась в том, что готовность населения отправиться на работу в Германию начала стремительно снижаться, как только стало известно о плохих условиях труда и жизни для иностранных рабочих. С весны 1940 г. в Польше проводились настоящие облавы на людей с целью отправки на принудительные работы. Если сначала немецкие власти и население были против использования рабочей силы из Советского союза, то после провала плана «молниеносной войны» в СССР в 1942 г. начался принудительный набор подневольных работников из Советского Союза. В течение двух с половиной лет из СССР на работы в рейх были угнаны более 2,5 млн человек. За редкими исключениями, гражданские рабочие размещались в лагерях, которые находились на всей территории рейха. По оценкам число этих лагерей достигало 20.000. Лагеря для гражданской рабочей силы были и за пределами рейха, то есть фактически на всех оккупированных вермахтом землях. При этом, депортации гражданских рабочих и военнопленных были в порядке вещей: например, в Норвегии помимо военнопленных и пленных югославских партизан на строительных работах использовались и гражданские лица (мужчины и женщины), частью из Норвегии, частью из оккупированных стран Восточной Европы.

Условия жизни в лагерях для гражданских рабочих были очень разными. Помимо определённой свободы действий лагерного руководства, условия заключения в основном зависели от расовой идеологии национал-социализма: если условия жизни и труда рабочих из Западной Европы хотя бы поначалу были не очень дискриминирующими, лагеря для подневольных работников из стран Восточной Европы, считавшихся «чужими» для немецкого народа, изначально имели характер мест заключения. Лагеря для восточноевропейских подневольных работников были огорожены и охранялись, на одежде заключённых имелись специальные метки («P» для поляков, «OST» для «остарбайтеров», то есть гражданских рабочих из Советского союза). От них требовалась большая производительность, чем от граждан западных стран, хотя продовольственное снабжение у них было хуже, они не имели право слушать радио и читать газеты, а также контактировать с гражданским немецким населением. Тяжёлый физический труд, репрессивные меры, недостаточное питание, отсутствие медицинской помощи и ужасные санитарно-гигиенические условия вели к недоеданию, истощению, а с течением времени – к регулярным смертям среди подневольных работников. К концу войны условия заключения в этих лагерях были сравнимы с условиями в концлагерях. Кроме еврейских подневольных работников, наименьшие шансы на выживание были именно у граждан Советского Союза и Польши, так как их гибель во время работы, на нацистском жаргоне обозначавшаяся как «износ», не только учитывалась при планировании и воспринималась как нечто неизбежное, но и активно приветствовалась Германским рейхом как «уничтожение путём работы», что полностью соответствовало нацистской идеологии.