zur Hauptnavigation zum Servicemenü direkt zum Inhalt

Вы находитесь здесь: Главная страница » Компенсации » Компенсации до 2000 г. » Групповые иски и правовые гарантии (1998 - 2000 гг.)

Logo der Stiftung Erinnerung, Verantwortung und Zukunft

«Рабский труд» на Нюрнбергском процессе

Компенсации до 2000 г.

Компенсации с 2000 г.

Групповые иски и правовые гарантии (1998 - 2000 гг.)

В результате так называемого швейцарского банковского скандала в 1996 г. началась агрессивная кампания в СМИ, а в американские суда стали поступать групповые гражданские иски; эта волна усилилась в начале 1998 г. Истцы требовали сначала от банков и страховых компаний, а затем и от немецких промышленных предприятий выплаты жертвам нацистов крупных компенсаций, которые складывались из стоимости отнятого имущества, невыплаченной заработной платы и требований других компенсаций разного рода.

Из-за многочисленных гражданских исков факт подневольного труда приобрёл огромное значение. Тема, которую правительство Германии считало практически исчерпанной, была снова поднята немецкой экономикой. Компании опасались серьёзного ухудшения имиджа и бойкота на американском рынке.

Представителям экономики нужно было найти такой способ компенсации, который обеспечил бы им правовые гарантии и предотвратил возможность подачи жертвами нацистов новых групповых исков. На это была направлена и инициатива заместителя госсекретаря США Стюарта Эйзенштата, который отвечал в госдепартаменте за вопросы экономики и холокоста. В апреле 1998 г. он предложил разработать глобальное решение с участием ответчиков. Предполагалось основать соответствующие фонды, которые выплачивали бы компенсации, защищая, таким образом, ответчиков от других судебных процессов. В любом случае США очень быстро дали понять, что правовые гарантии невозможны без предварительных выплат компенсаций бывшим подневольным работникам.

После своего избрания федеральным канцлером осенью 1998 г. Герхард Шрёдер настаивал на скором решении данного вопроса при участии немецкой экономики. Глава ведомства федерального канцлера Бодо Хомбах вскорости стал главным сторонником этого проекта. Созданная им рабочая группа разработала некоторые важные принципы дальнейших действий.

Прорыв в вопросе компенсаций бывшим подневольным работникам должен был быть достигнут так, чтобы традиционные юридические позиции немцев в этой сфере были сохранены. Следовательно, с точки зрения государства компенсации следовало считать добровольными гуманитарными выплатами. После преодоления барьеров, связанных с холодной войной, помощь выжившим жертвам нацизма должна была быть наконец оказана по причине понимания проблемы и ощущения ответственности. Кроме того, следовало различать степень тяжести принудительных работ: в первую очередь, признание и компенсация причитались тем жертвам, которые понесли наибольший ущерб, причём без учёта происхождения, национальности, религии или пола. Речь шла о подневольных работниках в концлагерях и гетто, затем о поляках и так называемых «остарбайтерах» и других представителях славянских национальностей. Именно эти группы лиц в наибольшей степени пострадали от беззакония, эксплуатации, насилия и расистской дискриминации.

Кроме того, включение в программу компенсаций не должно было зависеть от того, существует ли до сих пор соответствующая компания или её правопреемник, а также от того, осуществляет ли эта компания выплаты в фонд компенсаций или нет.

Основываясь на этих принципах, и с целью добиться необходимых правовых гарантий, руководство 13 немецких компаний 16 февраля 1999 г. создали «Фонд немецких компаний [позднее: «немецкой экономики»] – Память, ответственность и будущее» (EVZ). Последующие переговоры относительно основания фонда проходили попеременно в Бонне или Берлине и Вашингтоне. В работе фонда участвовали организации из разных стран, в число которых входили представители гражданских интересов (в первую очередь, адвокаты), представители обществ примирения в восточно-европейских государствах, получивших официальный статус, и представители правительств стран, в которых жили бывшие подневольные работники. Федеральное правительство сначала представлял Бодо Хомбах, а с июля 1999 г. – граф Отто Ламбсдорф. Чтобы получить базу для расчёта необходимых средств, нужно было выяснить, сколько людей, имеющих право на компенсацию, осталось в живых. Для решения этой сложной задачи были привлечены эксперты.

Когда речь зашла об определении объёма средств фонда, США и немецкие компании надавили на правительство Германии, чтобы оно внесло в фонд решающий вклад. Общественность тогда ещё не осознала, что государство, муниципалитеты, бюджетные и государственные компании и организации (например, предприятия СС, заводы Германа Геринга, Организация Тодта) сыграли важнейшую роль в создании системы подневольного труда, причём это коснулось прежде всего тех людей, которые подвергались наиболее тяжёлой эксплуатации и дискриминации в Третьем рейхе. Таким образом, правительство должно было нести ответственность в той же мере, что и частные компании.

В конце 1999 г. все участники сошлись на том, что капитал создаваемого фонда составит 10 миллиардов немецких марок, которые будут внесены Фондом немецкой экономики и правительством Германии равными долями. В свою очередь, правительство США заключило правительственное соглашение и обнародовало официальное заявление о заинтересованности (statement of interest) в обеспечении юридического мира.

Американско-немецкое соглашение было подписано 17 июля 2000 г. Закон об основании Фонда EVZ («Память, ответственность и будущее») вступил в силу 12 августа 2000 г.